Как Александр Александрович Волков сказал: «Жестокая правда». Никита Шагимарданов.

Когда Александр Александрович Волков был обыкновенным председателем исполкома, я записался к нему на прием насчет жилья. Придя — а вернее, опоздав к началу приема, я увидел молчаливое столпотворение. Множество людей безмолвно стояло, сидело и ходило, а если кто и говорил, то шопотом. Решив, что мое присутствие пока необязательно, я со спокойной душой ушел и вернулся ровно в восемнадцать часов. Секретарша, укладывая бумаги, строго сказала: — Вы заставляете себя ждать. — Меня никто и нигде не ждет, — парировал я, — я появляюсь сам. — Проходите, — раздался голос из кабинета. Волков стоял в раскрытых дверях, держа в руках красивый плащ. Я, надеюсь, твердыми шагами направился в кабинет. — Садитесь, — сказал Волков и указал на стул. — В ногах правды нет. — Жестокая правда, — сказал я и принялся излагать суть своего дела. При это «жестокая правда» сорвалась у меня с языка раз десять. Александр Александрович внимательно слушал и вдруг задал несколько странный вопрос: — Слушай, Никита, ты раньше все время повторял «тоже верно». Почему теперь стал повторять «жестокая правда»? Я почесал в затылке и сказал: — Это в связи с перестройкой. Александр Александрович взъерошил свою кудрявую шевелюру и вдруг выговорил, словно выдохнул: — Да, жестокая правда. Вопрос, наверное, мы решим в твою пользу. Я скоро уезжаю в Ижевск, но прослежу. И проследил. Жилье мне дали. Правда, в конечном итоге я его все равно пропил. Много воды с той поры утекло. В минуту жизни трудную я теперь говорю: — Ой, мама! Надеюсь, что Аалександр Александрович пока обходится без этого выражения.

Реклама