Синий костюм

«За огромным письменным столом с массивной чернильницей сидел пустой костюм и не обмакнутым в чернила сухим пером водил по бумаге. Костюм был при галстуке, из кармашка костюма торчало самопишущее перо, но над воротником не было ни шеи, ни головы, равно как из манжет не выглядывали кисти рук. Костюм был погружен в работу и совершенно не замечал той кутерьмы, что царила кругом.» Михаил Булгаков роман «Мастер и Маргарита».волков-соловьев

«…Умные нам не надобны, надобны верные.» А. и Б. Стругацкие «Трудно быть богом»

Меритофобия — патологическая боязнь достойнейших. Такое практически всегда случается с людьми, долго находящимися у власти. Чтобы не подсидели, не обошли они окружают себя посредственностями, исполнительными болванами. Меритофобия как вирус поражает всю вертикаль власти: на федеральном, региональном, муниципальном уровнях. Вот и случаются такие истории, когда город возглавлял один алкоголик, а не нашли иного варианта, как заменить другим алкоголиком. Или так: «преемник» только вроде успеет важный закон принять, а всё…власть закончилась, и зимнее время возвращают обратно. А это вообще ужас: начальник ушел, а вместо него остался попахивающий нафталином костюм. Костюм сидит на заседаниях, бумаги подписывает, произносит бессвязные речи(ничего путевого сказать не может — головы-то нет!) Во каких монстров порождает отсутствие выборов и политической конкуренции.

Реклама

Маленький принц

Моему племяннику 6 лет. В этом году он выпускался из детского сада. Детям оформили «дембельский альбом», куда поместили их фотографии, рассуждения о школе и о будущей профессии. Большинство девочек хотят стать актрисами, моделями, певицами; большая часть мальчиков мечтает о профессии полицейского или даже так — дпсника. Мой племяш сказал, что хочет быть…дворником! Еще больше мне понравилось его объяснение выбора профессии «я хочу быть дворником, потому что они делают мир чище. А еще, я хочу вырасти очень большим, больше, чем наша Земля, и что бы у меня была такая же большая метла. Тогда я смогу каждый день убирать всю планету.» Очень здорово! Певиц, актрис, ментов у нас с избытком, а вот желающих сделать планету чище и лучше катастрофически не хватает.

Ведро говна

В прошлые выходные ездил на огород и там ходил на рыбалку на Чепцу. Сижу на берегу, отдыхаю. Мимо меня проходит семейная пара лет 45-50, в руках у них мешок, ведро и лопатка, дело ясное — идут собирать коровяк(коровьи «лепешки»). Но на этом берегу не гоняют коров! Они останавливаются метрах в 30 от меня, мужик раздевается(на улице холодно), заходит в воду, ложится на спину, ведро ставит на грудь и плывет на другой берег!!! Он переплыл реку, набрал «сокровищ», снова ведро на грудь и обратно…Я до сих пор не могу понять. Километр до реки, в холодную погоду в холодной воде на другой берег, потом с ведром говна обратно! Нахера?! Куча времени, риск для жизни и за это приз — ведро говна! Как они до 50 дожили?)

Как Александр Александрович Волков сказал: «Жестокая правда». Никита Шагимарданов.

Когда Александр Александрович Волков был обыкновенным председателем исполкома, я записался к нему на прием насчет жилья. Придя — а вернее, опоздав к началу приема, я увидел молчаливое столпотворение. Множество людей безмолвно стояло, сидело и ходило, а если кто и говорил, то шопотом. Решив, что мое присутствие пока необязательно, я со спокойной душой ушел и вернулся ровно в восемнадцать часов. Секретарша, укладывая бумаги, строго сказала: — Вы заставляете себя ждать. — Меня никто и нигде не ждет, — парировал я, — я появляюсь сам. — Проходите, — раздался голос из кабинета. Волков стоял в раскрытых дверях, держа в руках красивый плащ. Я, надеюсь, твердыми шагами направился в кабинет. — Садитесь, — сказал Волков и указал на стул. — В ногах правды нет. — Жестокая правда, — сказал я и принялся излагать суть своего дела. При это «жестокая правда» сорвалась у меня с языка раз десять. Александр Александрович внимательно слушал и вдруг задал несколько странный вопрос: — Слушай, Никита, ты раньше все время повторял «тоже верно». Почему теперь стал повторять «жестокая правда»? Я почесал в затылке и сказал: — Это в связи с перестройкой. Александр Александрович взъерошил свою кудрявую шевелюру и вдруг выговорил, словно выдохнул: — Да, жестокая правда. Вопрос, наверное, мы решим в твою пользу. Я скоро уезжаю в Ижевск, но прослежу. И проследил. Жилье мне дали. Правда, в конечном итоге я его все равно пропил. Много воды с той поры утекло. В минуту жизни трудную я теперь говорю: — Ой, мама! Надеюсь, что Аалександр Александрович пока обходится без этого выражения.